Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Евтух...


Она сказала: «Он уже уснул!», —
задернув полог над кроваткой сына,
и верхний свет неловко погасила,
и, съежившись, халат упал на стул.

Мы с ней не говорили про любовь,
Она шептала что-то, чуть картавя,
звук «р», как виноградину, катая
за белою оградою зубов. «А знаешь: я ведь плюнула давно
на жизнь свою… И вдруг так огорошить!
Мужчина в юбке. Ломовая лошадь.
И вдруг — я снова женщина… Смешно?» Быть благодарным — это мой был долг.
Ища защиту в беззащитном теле,
зарылся я, зафлаженный, как волк,
в доверчивый сугроб ее постели.

Но, как волчонок загнанный, одна,
она в слезах мне щеки обшептала.
и то, что благодарна мне она,
меня стыдом студеным обжигало.

Мне б окружить ее блокадой рифм,
теряться, то бледнея, то краснея,
но женщина! меня! благодарит!
за то, что я! мужчина! нежен с нею!

Как получиться в мире так могло?
Забыв про смысл ее первопричинный,
мы женщину сместили. Мы ее
унизили до равенства с мужчиной.

Какой занятный общества этап,
коварно подготовленный веками:
мужчины стали чем-то вроде баб,
а женщины — почти что мужиками.

О, господи, как сгиб ее плеча
мне вмялся в пальцы голодно и голо
и как глаза неведомого пола
преображались в женские, крича!

Потом их сумрак полузаволок.
Они мерцали тихими свечами…
Как мало надо женщине — мой Бог! —
чтобы ее за женщину считали.

1968, Евгений Евтушенко

Шотландский товарисч Лермонт живее всех живых

М.Ю Лермонтов.
Молитва.

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…
PS. По ощущениям, почти Есенин или даже (какой-то Херасков) Блок, совсем не ХIX век.

Judas,2004

  iuda_judas_2004_dvdrip_1_37gb_1493198SPLASH

Джонатон Шэк в роли Иуды невероятно хорош, и играет,очень серьезный, рациональный и вдумчивый (ну, пока веревочку с петелькой  себе на шейку не закидывает)  и собой просто невероятно прекрасен, наверно даже лучше, чем где-либо ранее.

Вообще сама постановка очень лихо сделана и напоминает о "Нероне" с моим любимым "Юрием Живаго"- Хансом Мэтсоном в главной роли.
Иисус здесь такой немножко хиппи 70-х, веселенький и расслабленный, ну ясно, что до предательства. Некоторые сцены прям один в один JC Superstar. Но, в целом, очень хорошо и на Шэка лишний раз грех не полюбоваться -  на все его многочисленные достоинства в комплексе. Кровищи и насилия мало, это вам не Гибсон и TV к тому же, а вот прокаженных много. Снимался в Марокко (где ж еще?).
PS1. Кстати, Шэк в сцене предательства, когда из тенька выползает в капюшоне -вылитый  канцлер Палпатин, очень смешно)

PS2. Вспомнила тут, что  у Шека в карьере даже  какие-то дурацкие эротические триллеры были напару с Алиссой Милано, молоденькой совсем - он там вообще высветленный блондин с прекрасным телом (ах да, еще один был 8мм 2, про Будапешт и порноиндустрию, но там он почти не обнажается, а все больше ходит что твой  Ив Монтан в черной водолазке, прекрасный как бог и с мордой кирпичом (его роль там вообще мало понятна, а сексом там в основном девушки с девушками занимаются,  Ш. все больше наблюдает, фильм совершенно ни о чем, смотрела очень давно, только заради Ш, больше там не на кого смотреть), и даже один очень дурацкий, но крайне веселенький англо-австралийский фильм Welcome to Woop Woop, так что он еще и комедиант очень приличный. Но у Араки он все-таки лучше всего.

PS3 Да, и тембр у Ш. очень красивый, прям ни в чем Mother Nature не поскупилась в его случае.

Кристина бесподобна - женственна, роскошна и при этом невероятно талантлива.

Синтетическая актриса (почти по Мейерхольду). Очень old school и в то же время невероятно современна. Не удивлюсь, если у нее степень по английской литературе  в каком-нибудь навороченном Стэнфорде или там 3 языка в запасе. Да и без того ее Бог ой как не обидел.

 PS. На месте всех  тощих актрис, у которых, кроме костей, особых талантов не наблюдается, я бы повесилась.
k1
k2
k3