Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Левитин о А.Я.Таирове

После абсолютно блестящей книжки режиссера Михаила Левитина о А.Я.Таирове из серии ЖЗЛ ( я давно не читала такой прекрасной документально- художественной, тонкой и со знанием дела книги), мне хотелось большего и я наткнулась в сети на совершенно потрясающую постановку 2004 года "Смерть Таирова". Господи, еще в начале ххi века люди делали такие потрясающие вещи! Таиров - уже немолодой, но великолепный МихМихКозаков, Коонен ( Демидова) я бы предпочла Фрейндлих, она по ощущениям все-таки больше Алиса Георгиевна, Демидова слишком тяжеловесна( но она играла в Федре и Медее, наверное, поэтому). Очень хорош Алексей Гуськов, прекрасен старший Лазарев и невероятный, ну просто сдохнуть какой Сталин-Алексей Петренко. Никто не играл Сталина лучше. Постановка фантастическая, масса документального материала, замечательные сценические репризы - постановка "Принцессы Брамбиллы", очень талантливая, умная и тонкая работа. Гарик Сукачев в роли нового режиссера с аккордеоном мог бы быть заменен на кого угодно. Очень рекомендую, хотя там много вымысла и фантазии, но об этом предупреждают заранее, оно дело не портит.

Collapse )

Коонен

Алиса Георгиевна Коонен. "Страницы жизни" - классная книга, классное издание 1975 года, умерла за год до этого, не успела дождаться ее выхода. Великая актриса, великая судьба. Ее обожали Станиславский, Юджин О' Нил, Бернард Шоу, Книппер-Чехова... И так много что знала, теперь знаю еще больше. Например, что великие архитекторы ( конструктивист и апологет неоренессанса и сталинского"вампира")Александр Веснин и Иван Жолтовский тоже сотрудничали с Александром Яковлевичем Таировым и строили декорации для его великих постановок( "Федра", "Человек, который был четвергом", "Благовещение"). А потом его уникальный театр закрыли, и всех выкинули на пенсию. Таиров этого не пережил. Времена и нравы...ничего не меняется, только уровень мастерства и масштаб личностей несопоставим с сегодняшним.

Before midnight (2013) by Dick Linklater

Before Midnight (2013) Я не знаю, какое еще кино за последнее несколько лет произвело на меня столь же грандиозное впечатление (на всякий случай, я очень люблю Дика Линклейтера, но я не его преданный поклонник) Да, оно, разумеется для тех, кто что-то подобное уже переживал (в той или иной мере), всем прочим подобное обилие диалогов, полагаю, покажется чем-то громоздким и скучноватым, хотя тут трудно судить. Если первая часть BM — это чистое очарование островной Грецией, закаты, пейзажи, неторопливые обрывки фраз на берегу, простые радости вроде совместной готовки на большой кухне, футбольные мини-междусобойчики, поездки в супермаркет и простая, милая, греческая островная жизнь, lazy days и лишь потом — на «середине пути» — застолье и совершенно изумительные разговоры трех поколений о человеческих взаимоотношениях, пересыпанные нюансами происходящего в современной политической и социокультурной жизни планеты, литературными цитатами, сексуальными вывертами и как кульминация — монолог подруги писателя-хозяина дома — красивой пожилой дамы типажа Джуди Дэнч (чего бы ее не позвать?) о том, как ей не хватает покойного мужа и как она боится забыть все те милые мелочи, которые составляли их жизнь. Это вроде бы звучит банально, но это шедевральный монолог. После это сцены это уже фактически другой фильм, и в нем почти нет ни мизансцен, ни каких-либо постановочных моментов. Первые минут 20 второй части — Дельпи-Селин и Хоук-Джесси просто идут и просто говорят о жизни друг с другом. И все это опять пересыпается с шутками о том, кому же на конференции Селин делала минет — Леху Валенсе или Горбачеву, который вроде как перевернул ее мир и вроде как ничего и не делала, стоит ли мешать Джесси и ехать с ним на похороны его 96 летней бабушки и ехать ли Селин с ним. ведь билет в Чикаго недешев («а без меня тебе будет проще трахать своих кузин, ведь у вас так принято» и будет ли Селин лет через 60 столь же привлекательна и так же волновать Джесси.. . Это просто невероятно, что можно снять сцену практически одним куском, почти без склеек, чтобы 2 героя просто шли и просто разговаривали около 20 минут, а ты при этом не можешь от них оторвать взгляд — это высокий полет. Во втрой части, где все пространство ограничено небольшим гостиничным номером и развернуться практически негде, где Селин и Джесси вроде собирались поначалу просто любить друг друга как сумасшедшие (номер+ массаж для двоих — подарок друзей) и забыть о своих внешних проблемах и девочках-близнецах («всего одна ночь без кондома — и вот ты уже беременна близнецами») — надо отдать должное Л., он снял все эти короткие прелюдии очень здорово, с высоким накалом, эмоционально покруче любой оргии, настолько оба заряжены друг другом, из обнаженки — только гредь Делпи, и она (в смысле вся Дельпи, не только ее грудь бесподобно женственна, почти как Кристина Хендрикс) — такая там у них взаимная химия во всех этих взглядах-поцелуях… проблема только в том, что секса-то как раз и не будет, потому что опять все сведется к внешней проблеме, которая является камнем преткновения, и она разрастется до масштабов Фукусимы, с Ниагарой упреков кто и чем пожертвовал ради семьи. Как все эти бытовые вещи тяжело даются Селин, пока Джесси таскается по миру, живет в Ritz, презентует свои новые книги и, возможно, спит с многочислеными почитательницами своего таланта. Вино и фрукты остаются нетронутыми, сексуальные фантазии нереализованными, зато всплывает масса грустных воспоминаний о том, как умная и талантливая женщина с прогрессивными взглядами бросила под ноги свою жизнь писателю, который только и делает, что собирается с такими же своими друзьями, обсуждает новые идеи под вино и возгласы «это гениально», когда она, которая когда-то писала песни («я любил твои песни»), а теперь у нее ни на что нет времени («мои книги — это не хобби»). 3 ее ухода подряд с хлопаньем дверью и через полминуты возвращением, когда ей непременно надо оставить за собой последнее слово и ее окончательный вердикт: «а знаешь, я больше тебя не люблю» — вроде вполне предсказуемо и вроде бы даже банально, но финал не оставляет места для банальщины и предсказуемости, и эта фраза Джесси, «если ты думаешь, что я всегда буду бегать за тобой как собачка, то ты ошибаешься, но если ты хочешь настоящую любовь — она у тебя уже есть» — это есть ключевая фраза, ибо после нее всем понятно, что они — две части одного целого, вместе с прошлым и возможным будущим, что они настолько подзаряжают друг друга, что без нее бы он не стал писателем, которого читают во всем мире (она, ее фразы, хохмы, ужимки — все он постоянно использует в своих книгах), а ее с ее вывертами, феминистскими манифестами, горячей кровью и независимостью вряд ли сумел вытерпеть кто-то другой. Им нужны эти конфликты: ссоры, примирения, уходы, приходы, Греция, Вена, Париж, Чикаго и не факт, что она его не покинет, ибо она гордая и прекрасная, а не курица-наседка. Но так же очевидно, что еще через 8-10 лет они опять окажутся в одном городе-постели-что там еще может случиться, ибо они как воздух и огонь, они питают друг друга, они две полноценные личности, оттого все так непросто. В любом другом случае вся эта тягомотина показалась бы мне скучной, банальной, долгой и предсказуемой. Но феномен Линклейтера в том, что у него все это потрясающе. Он и его дивный греческий DP Христос Вудурис, и эти двое, и весь чудный греческий каст второго плана — все вместе и каждый в отдельности превращают обычную, такую узнаваемую жизнь каждого из нас в совершенную феерию чувств, эмоций, красок и звуков, нечто магическое и неподдающееся никакому анализу. Эти двое — и Хоук, и Дельпи — с подачи Линклейтера великолепны, сексуальны, остроумны, невероятно хороши актерски и сверкают всеми гранями как чистейшие бриллианты при электрическом свете, при этом игры там вроде бы и нет совсем. Вообще нет, как будто эти длиннющие диалоги — чистейшая импровизация на ходу (но даже на пресс-конференции сам Л. говорил, что это кропотливейший каждодневный адский труд, учитывая и тот факт, что Дельпи не настолько блестяще говорит по-английски, чтобы импровизировать на таком уровне. Насколько я понимаю, в написании диалогов участвовали все трое, потому что просто невозможно Линклейтеру, который мальчик, столь точно проникнуть во все психоэмоциональные нюансы женского поведения, ибо в этом смысле там все просто совершенно, аж страшно, значит Дельпи явно участвовала.

Collapse )

Memories

Товарищ Facebook имени Цукерберга напомнил мне про остров Иос, мою любовь, уже целых 6 лет назад. 2 последние фото считаю очень удачными. Ибо в них сама жизнь.

Collapse )

(no subject)

Я обязательно, ты слышишь? Я обязательно, — сказал Медвежонок. Ежик кивнул. — Я обязательно приду к тебе, что бы ни случилось. Я буду возле тебя всегда. Ежик глядел на Медвежонка тихими глазами и молчал. — Ну что ты молчишь? — Я верю, — сказал Ежик. * * * Так было каждый вечер в эту ясную холодную осень. И каждый вечер Ежик с Медвежонком собирались то у Ежика, то у Медвежонка и о чем-нибудь говорили. Вот и сегодня Ежик сказал Медвежонку: – Как все-таки хорошо, что мы друг у друга есть! Медвежонок кивнул. – Ты только представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с кем. – А ты где? – А меня нет. – Так не бывает, – сказал Медвежонок. – Я тоже так думаю, – сказал Ежик. – Но вдруг вот – меня совсем нет. Ты один. Ну что ты будешь делать? – Пойду к тебе. – Куда? – Как – куда? Домой. Приду и скажу: «Ну что ж ты не пришел, Ежик?» А ты скажешь… – Вот глупый! Что же я скажу, если меня нет? – Если нет дома, значит, ты пошел ко мне. Прибегу домой. А-а, ты здесь! И начну… – Что? – Ругать! – За что? – Как за что? За то, что не сделал, как договорились. – А как договорились? – Откуда я знаю? Но ты должен быть или у меня, или у себя дома. – Но меня же совсем нет. Понимаешь? – Тогда ты пошел куда-нибудь и еще не вернулся. Я побегу, обшарю весь лес и тебя найду! – Ты все уже обшарил, – сказал Ежик. – И не нашел. – Побегу в соседний лес! – И там нет. – Переверну все вверх дном, и ты отыщешься! – Нет меня. Нигде нет. – Тогда, тогда… Тогда я выбегу в поле, – сказал Медвежонок. – И закричу: «Е-е-е-жи-и-и-к!», и ты услышишь и закричишь: «Медвежоно-о-о-к!..» Вот. – Нет, – сказал Ежик. – Меня ни капельки нет. Понимаешь? – Что ты ко мне пристал? – рассердился Медвежонок. – Если тебя нет, то и меня нет. Понял?…

Collapse )

Бегство из зоопарка

Вчера купила. Прочитала. Издание роскошное совершенно, подарочное, бумага мелованная. Написано очень хорошо, Кушнир молодец. Масса документов, рассказы людей, близко знавших Михаил Васильевича, не только музыкантов, масса фото, которых я не видела. Кушнир огромную работу проделал, он молодец, все написано и сверстано с огромной любовью и уважением к Майку. Майка и так всегда было жалко, а сейчас пряди до слез. Он и не должен был прожить больше своих 36, не вписывался он ни в перестройку, и уж в дальнейшее сучье время не вписался бы точно, ушла бы от него Наталья или не ушла. Ее тоже можно вполне понять, она хорошая, любила его, но есть предел всему. Писать дальше он бы не смог, итак за 20 с лишним лет- колоссальное наследие, случиться и продаться - не с его воспитанием и принципами, интеллигент до мозга костей, потомственный, значит, наверное все так, как и должно было быть. Довольно жёстко высказался о Цое после его гибели, но думаю, душой не покривил, что Цой довольно холодно и рационально умел заводить знакомства и пользоваться людьми. Майк не умел никем пользоваться, хотя тоже не был сахарным сиропом, отнюдь. В общем, очень хорошая книга, исторический фактически. Скоро все потихоньку уйдут, а тут целая эпоха, ее дух, сохранённый на страницах. PS. Майк ведь и рисовал прекрасно ( как он отрисовывал обложки альбомов музыкальных, которые собирал!), и переводчиком был прекрасным, его английский был выше всех похвал! Жить и крутиться только не умел, не ушлый БГ, и окружение до его уровня не дотягивало, поэтому и умер рано. Или вовремя, если быть точным. Не расплескался, не стал приторговывает собой. Единственный в своем роде. Уникум. Таких больше не будет.

Collapse )

Шура Братерский









Мой прекрасный и талантливый однокурсник Шура Братерский, ныне обозреватель gazeta.ru стиш тут написал. Всегда Шурка был вызывающе талантлив во всем, что в 20, что сейчас. Браво! PS. В Штатах, кстати, и жил, и работал в полит.журналистике, , и у Мерлина Мэнсона для Rolling Stone интервью брал, сказал, что интеллектуальный чувак.
Хочу в Америку К годовщине 4 июля

Хочу в Америку хорошую страну
Стою в хрущебе я Обамой обоссатым
Хочу в Америку, про мир, а не войну
Под флагом крепким звездно-полосатым Хочу в Америку где старый Хэм творил
Где джаз где рок, где Микки -Минни
Где в барах черные седые мужики
Поют пока тяну там спиритус свой винни
Где лица разные и где большой контраст
Где Элвис жил и где крутил коленца
Где Мохаммед Али на ринге побеждал Выбрасывая в гневе полотенце
Где я по улицам бывало там ходил
Здесь так красиво рай, а здесь уже клоака
Где Зорин в дымчатых очках стоял
И говорил о «воротилах с Потомака»
Хочу в Америку где Джексон так скользил
В перчатках белых в шляпе на танцполе
Хочу в Америку, которой я грузил
Своих друзей и в радости и в горе
Хочу в Грейхаунд тощей попой влезть
Пить кока-колу чтобы вез куда-то в точку
И слышать, как водитель говорит
«Вот там в кафешке вкусные биточки»
Хочу в Америку в Святую простоту
Которой нет или уже далече
Я так любил ее и щас еще люблю
За здравие ее поставлю свечи

Ольга Рябова

Ребят, это настоящий литературоведческий, искусствоведческий текст, блестящий. Показывающий имбецильность человеческую и писательскую этой клячи. Господи, на фоне этих убогих недожурналистов с недокритиками, почему-то решивших, что имеют право писать и публиковать свои убогие писульки это прям как глоток свежего воздуха. Значит, пока ещё не оскудела земля талантами. На месте убогих я пошла бы и застрелилась. Но они не поймут почему их скудоумие отличается от действительно умного и талантливого текста

http://news.ap-pa.ru/news/i6576-olga-ryabova-klub-2012-kak-guzel-i-stalin-lyudej.html?fbclid=IwAR2KrWtVvhi_0dr8-k6D2-nio07hBHstGh356ExjS7jFgFl0daihLXfsSbo


Шедевр

Как хотите, а я считаю, что это шедевр! Потырила с просторов FB. Один из комментариев. Ненормативная лексика есть, но из песни слов не выкинешь))
Правда, я тоже была колумнисткой гламурного издания несколько месяцев😜. Но это было очень нефиговое международное издание и люди там работали достойные и с репутацией.)).
***
«Боженька, Боженька!
Сделай, пожалуйста, так, чтобы ебанул Охуенный Экономический Кризис, чтобы все эти сыторожие мэнеджеры и аналитики снова пошли на бульвары пить дешёвое пиво, чтобы всякие борзые понаехалитуты свалили в свои Кислодрищенски и Учкекены, потому что им нечем платить за жильё. Чтобы Успешные Предприниматели опять стали челноками, а Колумнистки гламурных изданий - уличными минетчицами. Боженька, сделай, пожалуйста, так, чтобы этот ёбаный свинячий мир возомнивших о себе насекомых рухнул».
Аминь.

До сих пор люблю этот свой текст.

Наверное потому что Греция. Потому что Дик и Вудурис. И потому что это отчасти и про меня кино. И оно безупречно.
PS. Мне кажется ещё лет 5-7 назад я была гораздо более талантлива, чем сейчас. Не уверена, что сейчас бы смогла так написать. Это грустно.

Before Midnight (2013)

Я не знаю, какое еще кино за последнее несколько лет произвело на меня столь же грандиозное впечатление (на всякий случай, я очень люблю Дика Линклейтера, но я не его преданный поклонник)

Да, оно, разумеется для тех, кто что-то подобное уже переживал (в той или иной мере), всем прочим подобное обилие диалогов, полагаю, покажется чем-то громоздким и скучноватым, хотя тут трудно судить.

Если первая часть BM — это чистое очарование Грецией - в  Кардамили, 180 км от  Афин), закаты, пейзажи, неторопливые обрывки фраз на берегу, простые радости вроде совместной готовки на большой кухне, футбольные мини-междусобойчики, поездки в супермаркет и простая, милая, греческая островная жизнь, lazy days и лишь потом — на «середине пути» — застолье и совершенно изумительные разговоры трех поколений о человеческих взаимоотношениях, пересыпанные нюансами происходящего в современной политической и социокультурной жизни планеты, литературными цитатами, сексуальными вывертами и как кульминация — монолог подруги писателя-хозяина дома — красивой пожилой дамы типажа Джуди Дэнч (чего бы ее не позвать?) о том, как ей не хватает покойного мужа и как она боится забыть все те милые мелочи, которые составляли их жизнь. Это вроде бы звучит банально, но это шедевральный монолог.

После это сцены это уже фактически другой фильм, и в нем почти нет ни мизансцен, ни каких-либо постановочных моментов.

Первые минут 20 второй части — Дельпи-Селин и Хоук-Джесси просто идут и просто говорят о жизни друг с другом. И все это опять пересыпается с шутками о том, кому же на конференции Селин делала минет — Леху Валенсе или Горбачеву, который вроде как перевернул ее мир и вроде как ничего и не делала, стоит ли мешать Джесси и ехать с ним на похороны его 96 летней бабушки и ехать ли Селин с ним. ведь билет в Чикаго недешев («а без меня тебе будет проще трахать своих кузин, ведь у вас так принято» и будет ли Селин лет через 60 столь же привлекательна и так же волновать Джесси.. . Это просто невероятно, что можно снять сцену практически одним куском, почти без склеек, чтобы 2 героя просто шли и просто разговаривали около 20 минут, а ты при этом не можешь от них оторвать взгляд — это высокий полет.

Во втрой части, где все пространство ограничено небольшим гостиничным номером и развернуться практически негде, где Селин и Джесси вроде собирались поначалу просто любить друг друга как сумасшедшие (номер+ массаж для двоих — подарок друзей) и забыть о своих внешних проблемах и девочках-близнецах («всего одна ночь без кондома — и вот ты уже беременна близнецами») — надо отдать должное Л., он снял все эти короткие прелюдии очень здорово, с высоким накалом, эмоционально покруче любой оргии, настолько оба заряжены друг другом, из обнаженки — только грудь Делпи, и она (в смысле вся Дельпи, не только ее грудь бесподобно женственна, почти как Кристина Хендрикс) — такая там у них взаимная химия во всех этих взглядах-поцелуях… проблема только в том, что секса-то как раз и не будет, потому что опять все сведется к внешней проблеме, которая является камнем преткновения, и она разрастется до масштабов Фукусимы, с Ниагарой упреков кто и чем пожертвовал ради семьи.

Как все эти бытовые вещи тяжело даются Селин, пока Джесси таскается по миру, живет в Ritz, презентует свои новые книги и, возможно, спит с многочислеными почитательницами своего таланта. Вино и фрукты остаются нетронутыми, сексуальные фантазии нереализованными, зато всплывает масса грустных воспоминаний о том, как умная и талантливая женщина с прогрессивными взглядами бросила под ноги свою жизнь писателю, который только и делает, что собирается с такими же своими друзьями, обсуждает новые идеи под вино и возгласы «это гениально», когда она, которая когда-то писала песни («я любил твои песни»), а теперь у нее ни на что нет времени («мои книги — это не хобби»).

3 ее ухода подряд с хлопаньем дверью и через полминуты возвращением, когда ей непременно надо оставить за собой последнее слово и ее окончательный вердикт: «а знаешь, я больше тебя не люблю» — вроде вполне предсказуемо и вроде бы даже банально, но финал не оставляет места для банальщины и предсказуемости, и эта фраза Джесси, «если ты думаешь, что я всегда буду бегать за тобой как собачка, то ты ошибаешься, но если ты хочешь настоящую любовь — она у тебя уже есть» — это есть ключевая фраза, ибо после нее всем понятно, что они — две части одного целого, вместе с прошлым и возможным будущим, что они настолько подзаряжают друг друга, что без нее бы он не стал писателем, которого читают во всем мире (она, ее фразы, хохмы, ужимки — все он постоянно использует в своих книгах), а ее с ее вывертами, феминистскими манифестами, горячей кровью и независимостью вряд ли сумел вытерпеть кто-то другой. Им нужны эти конфликты: ссоры, примирения, уходы, приходы, Греция, Вена, Париж, Чикаго и не факт, что она его не покинет, ибо она гордая и прекрасная, а не курица-наседка.

Но так же очевидно, что еще через 8-10 лет они опять окажутся в одном городе-постели-что там еще может случиться, ибо они как воздух и огонь, они питают друг друга, они две полноценные личности, оттого все так непросто.

В любом другом случае вся эта тягомотина показалась бы мне скучной, банальной, долгой и предсказуемой. Но феномен Линклейтера в том, что у него все это потрясающе. Он и его дивный греческий DP Христос Вудурис, и эти двое, и весь чудный греческий каст второго плана — все вместе и каждый в отдельности превращают обычную, такую узнаваемую жизнь каждого из нас в совершенную феерию чувств, эмоций, красок и звуков, нечто магическое и неподдающееся никакому анализу.

Эти двое — и Хоук, и Дельпи — с подачи Линклейтера великолепны, сексуальны, остроумны, невероятно хороши актерски и сверкают всеми гранями как чистейшие бриллианты при электрическом свете, при этом игры там вроде бы и нет совсем. Вообще нет, как будто эти длиннющие диалоги — чистейшая импровизация на ходу (но даже на пресс-конференции сам Л. говорил, что это кропотливейший каждодневный адский труд, учитывая и тот факт, что Дельпи не настолько блестяще говорит по-английски, чтобы импровизировать на таком уровне.

Насколько я понимаю, в написании диалогов участвовали все трое, потому что просто невозможно Линклейтеру, который мальчик, столь точно проникнуть во все психоэмоциональные нюансы женского поведения, ибо в этом смысле там все просто совершенно, аж страшно, значит Дельпи явно участвовала.