Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Грустное и очень точное стихотворение. Такое нельзя придумать, только пережить.
Мы невозможно одиноки и так же страшно безразличны. Неразлюбившие жестоки, А непростившие циничны. Мы невозможно одиноки и так же страшно безразличны. Опять молчим о жизни личной А впрочем, некому и слушать. В руке табличка — «все отлично!» И чек за проданную душу… Непережившие утрату Порой совсем невыносимы. Мы каждый день спешим куда-то, А жизнь идёт. Проходит мимо. И понемногу сбившись в стаи, Быть может, чуть сильнее стали. Но не живя, а выживая, Бросаем так, как нас бросали. Уходим, чтоб не возвращали, Не задержавшись на пороге, Бредем в неведомые дали, Но снова по чужой дороге. Так проще: много не теряя, Мы только ищем, ищем, ищем… Быть может, кто-то где-то знает, Как жить таким… неразлюбившим?
Автор: Марина Хеннинг

Он Бог. От него сияние исходит. Алан Сидни Патрик Р

Лучший на свете мистер Алан Сидни Патрик Рикман, Лучшее на свете видео. Совершенство. Волшебство. Он - божество и секс-бог (помимо того, что интеллектуал, чистокровный кельт, борец за права рабочего класса, самый сексуальный голос планеты, человек с феноменальным чувством юмора и 100 процентный джентльмен, он был Гамлет, Тригорин, Распутин, Вальмон, Метатрон у Смита, он был музой Мингеллы, он читал даже "Детство" Горького и вспоминал как похоже проходило его собственное детство, он консультировал постановку Гамлета у Мэлора Стуруа, приехал в революционные дни в Тбилиси, когда сам уже был очень болен, но отказать Театральному Мастеру в помощи от не мог! Он играл адвоката Хельмера в "Норе" Ибсена на сцене.... Он совершенство. И такого больше мир не создаст. С его уходом мир очень сильно сдал и померк. PS. Шарлин Спиттери тоже тут очень старается. И так смотрит на него!

Билли Z

Может, он конечно и Билли, и родился в Иллинойсе, но вообще-то он Зенетакос и по- гречески говорит, и мама-папа- греческие медики, непросто там все, да и порода видна. Всегда мне нравился, эллинские корни я завсегда прочувствую. Салли Портер тоже абы кого не снимала никогда, он у нее в "Орландо" появился, вообще все лучшее осталось у него в 90х. Все эти "Титаники"дурацкие даже не упоминайте при мне. А вообще явно мог стать большой звездой, там и актерская школа, и очевидный интеллект, и фактура. И Шекспира бы, если что потянул. Но не вышло, а жаль.

Дустом

Тут на одном соционическом сайте ( не поклонник, но кое-что знаю как одну из систем, есть кое-что полезное, процентов на 35 для меня, но не панацея, я все это давно переросла, выйдя ( не от хорошей жизни) на гораздо более серьезный уровень). Так вот, там обсуждают Настеньку, как эталонную русскую бабу, мученицу, страдалицу, все в себе, которая в соционике Есенин и Марфушу, которая "хочу, хочу"! (Жуков). Мне ни один из персонажей не особо импонирует, но Жуков, как социотипов, разумеется, ближе, это и так понятно, потому как я та ещё штучка, Гамлет, принц (Г)Датский (кто в курсе каково это, тот поймет). Но этих Настенек я бы отстреливала во младенчестве. Они тревожные суки, паразиты, которые всю жизнь выезжают на чужом горбу, со слезами на глазах, но в лёгкостью ради своего паразитского благополучия, не делая ни хера, вцепятся в жертву, прикинувшись убогой-ущербной, высосут ее, поплачут крокодильими слезами над ней и перескочут на другую донорскую шею. Эта шея сама же и подставится. А я ненавижу паразитов и буду истреблять их до последней пачки дуста, I bloody swear. Ибо не хер, задолбали, мрази.

Левитин о А.Я.Таирове

После абсолютно блестящей книжки режиссера Михаила Левитина о А.Я.Таирове из серии ЖЗЛ ( я давно не читала такой прекрасной документально- художественной, тонкой и со знанием дела книги), мне хотелось большего и я наткнулась в сети на совершенно потрясающую постановку 2004 года "Смерть Таирова". Господи, еще в начале ххi века люди делали такие потрясающие вещи! Таиров - уже немолодой, но великолепный МихМихКозаков, Коонен ( Демидова) я бы предпочла Фрейндлих, она по ощущениям все-таки больше Алиса Георгиевна, Демидова слишком тяжеловесна( но она играла в Федре и Медее, наверное, поэтому). Очень хорош Алексей Гуськов, прекрасен старший Лазарев и невероятный, ну просто сдохнуть какой Сталин-Алексей Петренко. Никто не играл Сталина лучше. Постановка фантастическая, масса документального материала, замечательные сценические репризы - постановка "Принцессы Брамбиллы", очень талантливая, умная и тонкая работа. Гарик Сукачев в роли нового режиссера с аккордеоном мог бы быть заменен на кого угодно. Очень рекомендую, хотя там много вымысла и фантазии, но об этом предупреждают заранее, оно дело не портит.

Collapse )

Коонен

Алиса Георгиевна Коонен. "Страницы жизни" - классная книга, классное издание 1975 года, умерла за год до этого, не успела дождаться ее выхода. Великая актриса, великая судьба. Ее обожали Станиславский, Юджин О' Нил, Бернард Шоу, Книппер-Чехова... И так много что знала, теперь знаю еще больше. Например, что великие архитекторы ( конструктивист и апологет неоренессанса и сталинского"вампира")Александр Веснин и Иван Жолтовский тоже сотрудничали с Александром Яковлевичем Таировым и строили декорации для его великих постановок( "Федра", "Человек, который был четвергом", "Благовещение"). А потом его уникальный театр закрыли, и всех выкинули на пенсию. Таиров этого не пережил. Времена и нравы...ничего не меняется, только уровень мастерства и масштаб личностей несопоставим с сегодняшним.

Шпаликов

Геннадий Шпаликов. Человек, без которого не было тех прекрасных 60-х: без его сценариев, стихов, просто человеческих поступков... Редкий талант. Гия Николаич Данелия, чьи книжки воспоминаний я сейчас взахлеб читаю,то ржу в голос, то плачу, потрясающе про него написал. Людей теряют только раз, И след, теряя, не находят, А человек гостит у вас, Прощается и в ночь уходит. А если он уходит днем, Он все равно от вас уходит. Давай сейчас его вернем, Пока он площадь переходит. Немедленно его вернем, Поговорим и стол накроем, Весь дом вверх дном перевернем И праздник для него устроим.

Before midnight (2013) by Dick Linklater

Before Midnight (2013) Я не знаю, какое еще кино за последнее несколько лет произвело на меня столь же грандиозное впечатление (на всякий случай, я очень люблю Дика Линклейтера, но я не его преданный поклонник) Да, оно, разумеется для тех, кто что-то подобное уже переживал (в той или иной мере), всем прочим подобное обилие диалогов, полагаю, покажется чем-то громоздким и скучноватым, хотя тут трудно судить. Если первая часть BM — это чистое очарование островной Грецией, закаты, пейзажи, неторопливые обрывки фраз на берегу, простые радости вроде совместной готовки на большой кухне, футбольные мини-междусобойчики, поездки в супермаркет и простая, милая, греческая островная жизнь, lazy days и лишь потом — на «середине пути» — застолье и совершенно изумительные разговоры трех поколений о человеческих взаимоотношениях, пересыпанные нюансами происходящего в современной политической и социокультурной жизни планеты, литературными цитатами, сексуальными вывертами и как кульминация — монолог подруги писателя-хозяина дома — красивой пожилой дамы типажа Джуди Дэнч (чего бы ее не позвать?) о том, как ей не хватает покойного мужа и как она боится забыть все те милые мелочи, которые составляли их жизнь. Это вроде бы звучит банально, но это шедевральный монолог. После это сцены это уже фактически другой фильм, и в нем почти нет ни мизансцен, ни каких-либо постановочных моментов. Первые минут 20 второй части — Дельпи-Селин и Хоук-Джесси просто идут и просто говорят о жизни друг с другом. И все это опять пересыпается с шутками о том, кому же на конференции Селин делала минет — Леху Валенсе или Горбачеву, который вроде как перевернул ее мир и вроде как ничего и не делала, стоит ли мешать Джесси и ехать с ним на похороны его 96 летней бабушки и ехать ли Селин с ним. ведь билет в Чикаго недешев («а без меня тебе будет проще трахать своих кузин, ведь у вас так принято» и будет ли Селин лет через 60 столь же привлекательна и так же волновать Джесси.. . Это просто невероятно, что можно снять сцену практически одним куском, почти без склеек, чтобы 2 героя просто шли и просто разговаривали около 20 минут, а ты при этом не можешь от них оторвать взгляд — это высокий полет. Во втрой части, где все пространство ограничено небольшим гостиничным номером и развернуться практически негде, где Селин и Джесси вроде собирались поначалу просто любить друг друга как сумасшедшие (номер+ массаж для двоих — подарок друзей) и забыть о своих внешних проблемах и девочках-близнецах («всего одна ночь без кондома — и вот ты уже беременна близнецами») — надо отдать должное Л., он снял все эти короткие прелюдии очень здорово, с высоким накалом, эмоционально покруче любой оргии, настолько оба заряжены друг другом, из обнаженки — только гредь Делпи, и она (в смысле вся Дельпи, не только ее грудь бесподобно женственна, почти как Кристина Хендрикс) — такая там у них взаимная химия во всех этих взглядах-поцелуях… проблема только в том, что секса-то как раз и не будет, потому что опять все сведется к внешней проблеме, которая является камнем преткновения, и она разрастется до масштабов Фукусимы, с Ниагарой упреков кто и чем пожертвовал ради семьи. Как все эти бытовые вещи тяжело даются Селин, пока Джесси таскается по миру, живет в Ritz, презентует свои новые книги и, возможно, спит с многочислеными почитательницами своего таланта. Вино и фрукты остаются нетронутыми, сексуальные фантазии нереализованными, зато всплывает масса грустных воспоминаний о том, как умная и талантливая женщина с прогрессивными взглядами бросила под ноги свою жизнь писателю, который только и делает, что собирается с такими же своими друзьями, обсуждает новые идеи под вино и возгласы «это гениально», когда она, которая когда-то писала песни («я любил твои песни»), а теперь у нее ни на что нет времени («мои книги — это не хобби»). 3 ее ухода подряд с хлопаньем дверью и через полминуты возвращением, когда ей непременно надо оставить за собой последнее слово и ее окончательный вердикт: «а знаешь, я больше тебя не люблю» — вроде вполне предсказуемо и вроде бы даже банально, но финал не оставляет места для банальщины и предсказуемости, и эта фраза Джесси, «если ты думаешь, что я всегда буду бегать за тобой как собачка, то ты ошибаешься, но если ты хочешь настоящую любовь — она у тебя уже есть» — это есть ключевая фраза, ибо после нее всем понятно, что они — две части одного целого, вместе с прошлым и возможным будущим, что они настолько подзаряжают друг друга, что без нее бы он не стал писателем, которого читают во всем мире (она, ее фразы, хохмы, ужимки — все он постоянно использует в своих книгах), а ее с ее вывертами, феминистскими манифестами, горячей кровью и независимостью вряд ли сумел вытерпеть кто-то другой. Им нужны эти конфликты: ссоры, примирения, уходы, приходы, Греция, Вена, Париж, Чикаго и не факт, что она его не покинет, ибо она гордая и прекрасная, а не курица-наседка. Но так же очевидно, что еще через 8-10 лет они опять окажутся в одном городе-постели-что там еще может случиться, ибо они как воздух и огонь, они питают друг друга, они две полноценные личности, оттого все так непросто. В любом другом случае вся эта тягомотина показалась бы мне скучной, банальной, долгой и предсказуемой. Но феномен Линклейтера в том, что у него все это потрясающе. Он и его дивный греческий DP Христос Вудурис, и эти двое, и весь чудный греческий каст второго плана — все вместе и каждый в отдельности превращают обычную, такую узнаваемую жизнь каждого из нас в совершенную феерию чувств, эмоций, красок и звуков, нечто магическое и неподдающееся никакому анализу. Эти двое — и Хоук, и Дельпи — с подачи Линклейтера великолепны, сексуальны, остроумны, невероятно хороши актерски и сверкают всеми гранями как чистейшие бриллианты при электрическом свете, при этом игры там вроде бы и нет совсем. Вообще нет, как будто эти длиннющие диалоги — чистейшая импровизация на ходу (но даже на пресс-конференции сам Л. говорил, что это кропотливейший каждодневный адский труд, учитывая и тот факт, что Дельпи не настолько блестяще говорит по-английски, чтобы импровизировать на таком уровне. Насколько я понимаю, в написании диалогов участвовали все трое, потому что просто невозможно Линклейтеру, который мальчик, столь точно проникнуть во все психоэмоциональные нюансы женского поведения, ибо в этом смысле там все просто совершенно, аж страшно, значит Дельпи явно участвовала.

Collapse )

Бунин

Ну раз уж отмечаем день рождения Иван Алексеевича, то вот моё любимое из его поэзии. Я уже говорила, что люблю его стихи больше чем прозу.

Последний шмель

Черный бархатный шмель, золотое оплечье, 

Заунывно гудящий певучей струной,
Ты зачем залетаешь в жилье человечье
И как будто тоскуешь со мной?
За окном свет и зной, подоконники ярки, 

Безмятежны и жарки последние дни, 

Полетай, погуди — и в засохшей татарке,
На подушечке красной, усни.
Не дано тебе знать человеческой думы,
Что давно опустели поля,
Что уж скоро в бурьян сдует ветер угрюмый

Золотого сухого шмеля!


1917г.