Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

А теперь мое любимое у Гоголя. Провидец!

"Городничий: Нехорошо, что у вас больные такой крепкий табак курят, что всегда расчихаешься, когда войдешь. Да и лучше, если б их было меньше…
Артемий Филиппович: О! насчет врачеванья мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше, – лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет"

(no subject)

Эдуард Вениаминович. Один из величайших русских писателей 2 половины ХХ века, блестящий, неповторимый. И очень хороший поэт. Таких больше не будет. Я обожаю и "Эдичку" ( настольная книга Рудика Нуриева, кстати), и "Укрощение тигра в Париже", и "Дневник неудачника".
PS. Книгу- биографию знаменитых людейразных эпох "Священные монстры" он писал из Лефортовской тюрьмы по памяти, никаких справочных материалов. Это, помнится, меня потрясло - эрудит, умница! Книга  просто замечательная.

Великое стихотворение Николая Заболоцкого

Облетают последние маки,
Журавли улетают, трубя,
И природа в болезненном мраке
Не похожа сама на себя.
По пустынной и голой аллее
Шелестя облетевшей листвой,
Отчего ты, себя не жалея,
С непокрытой бредешь головой?
Жизнь растений теперь затаилась
В этих странных обрубках ветвей,
Ну, а что же с тобой приключилось,
Что с душой приключилось твоей?
Как посмел ты красавицу эту,
Драгоценную душу твою,
Отпустить, чтоб скиталась по свету,
Чтоб погибла в далеком краю?
Пусть непрочны домашние стены,
Пусть дорога уводит во тьму,-
Нет на свете печальней измены,
Чем измена себе самому .

Катаев и Олеша

Мой трехлетний пост в Facebook.  С тех пор ничего не изменилось.
Заказала тут на Ozon'e Катаева ("Алмазный мой венец"  и еще немножко разной прозы) и Олешу ("Зависть", "Ни дня без строчки" и рассказы). Обе книжки недешевые, но главное - одна 89, другая 94 года выпуска. Какой же восторг оба! Я читала, кажется, только "Зависть" на факе по необходимости и в детстве "Белеет парус одинокий" Катаева. Оба - величайшие мастера слова, просто блестящие. Как Катаев написал про Бунина и Володечку Маяковского, я рыдала почти. И главное -  все-таки у доперестроечных книг какая-то особенная аура, их не хочется из рук выпускать, они живые, они пропитаны любовью тех людей, которые их печатали etc... I am very much old-fashioned в этом смысле, все эти Kindle и прочие e-books - не для меня. Мне надо чувствовать бумагу, я люблю высокое качество, я даже Кэррола могу читать только в издании, где гравюры Джона Тэнниела, и пока это издание не нашла (какие-то дикие деньги стоила книжка, я тогда на 2м курсе фака училась, нашла это издание случайно на книжном развале Первого Гума на Ленгорах ), не успокоилась,
PS. Оказывается, фраза "Время-вперед!" тоже придумана Маяковским! Гений, чего там

(no subject)

В ранней молодости Вы были значительно талантливее. только никак не предполагала, что Вы творили  под псевдонимом "Пастернак". "Служебный роман".

* * *
это мое любимое у  Б.Л.
1956 г.
Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.

Всё время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.

О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.

О беззаконьях, о грехах,
Бегах, погонях,
Нечаянностях впопыхах,
Локтях, ладонях.

Я вывел бы ее закон,
Ее начало,
И повторял ее имен
Инициалы.

Я б разбивал стихи, как сад.
Всей дрожью жилок
Цвели бы липы в них подряд,
Гуськом, в затылок.

В стихи б я внес дыханье роз,
Дыханье мяты,
Луга, осоку, сенокос,
Грозы раскаты.

Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды.

Достигнутого торжества
Игра и мука —
Натянутая тетива
Тугого лука.

Евтух...


Она сказала: «Он уже уснул!», —
задернув полог над кроваткой сына,
и верхний свет неловко погасила,
и, съежившись, халат упал на стул.

Мы с ней не говорили про любовь,
Она шептала что-то, чуть картавя,
звук «р», как виноградину, катая
за белою оградою зубов. «А знаешь: я ведь плюнула давно
на жизнь свою… И вдруг так огорошить!
Мужчина в юбке. Ломовая лошадь.
И вдруг — я снова женщина… Смешно?» Быть благодарным — это мой был долг.
Ища защиту в беззащитном теле,
зарылся я, зафлаженный, как волк,
в доверчивый сугроб ее постели.

Но, как волчонок загнанный, одна,
она в слезах мне щеки обшептала.
и то, что благодарна мне она,
меня стыдом студеным обжигало.

Мне б окружить ее блокадой рифм,
теряться, то бледнея, то краснея,
но женщина! меня! благодарит!
за то, что я! мужчина! нежен с нею!

Как получиться в мире так могло?
Забыв про смысл ее первопричинный,
мы женщину сместили. Мы ее
унизили до равенства с мужчиной.

Какой занятный общества этап,
коварно подготовленный веками:
мужчины стали чем-то вроде баб,
а женщины — почти что мужиками.

О, господи, как сгиб ее плеча
мне вмялся в пальцы голодно и голо
и как глаза неведомого пола
преображались в женские, крича!

Потом их сумрак полузаволок.
Они мерцали тихими свечами…
Как мало надо женщине — мой Бог! —
чтобы ее за женщину считали.

1968, Евгений Евтушенко

Шотландский товарисч Лермонт живее всех живых

М.Ю Лермонтов.
Молитва.

В минуту жизни трудную
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучьи слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…
PS. По ощущениям, почти Есенин или даже (какой-то Херасков) Блок, совсем не ХIX век.

(no subject)

Любовь – это когда ничего не стыдно, ничего не страшно, понимаете? Когда тебя не подведут, не предадут. Когда верят.


Он не ответил ни на один мой вопрос, но ведь когда краснеешь, это значит «да», не так ли?

Если любишь цветок — единственный, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звезд, этого довольно: смотришь на небо и чувствуешь себя счастливым. И говоришь себе: «Где-то там живет мой цветок…»

Друг мой Колька, 1961


Друг мой Колька" Александра Митты (1961)- прелестный фильм.
Дивный какой этот Колька Снегирев. И Анатолий Кузнецов.
И это ещё -
Все великие люди берегли каждую минуту… Вот… Поэтому они были очень великими… Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой… он написал много книжек… Например, «Война и мир»… «Маша и медведь». Вот… Лев Толстой умел беречь каждую минуту… Он соблюдал режим дня… Мы должны брать пример с Льва Толстого.
Ну чудо просто какое-то! И музыка Льва Шварца!