Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Мысли о высоком и не очень

Я обожаю "Театр" с бесподобной Артмане со школы до мурашек.Всегла сбегала с уроков, чтобы посмотреть, если днём по тв шел. Люблю больше, чем версию Иштвана Сабо Being Julia хотя она ближе к роману Моэмв на порядок. Она замечательная, и Аннетт Беннинг прекрасна и вообще все. Но речь не об этом. Где-то в FB я вычитала, что Паулс в свой самый плодотворный период работы с Пугачевой создавал шедевры, божественную, высокочастотную музыку. То же самое можно сказать и про его OST для "Театра". Это ж совершенство, в каждом такте, в каждом нюансе, 80 процентов успеха постановки - заслуга музыки Паулса, его редчайший композиторский талант самого высокого класса. Но я уверена, не был бы он тогда вдохновлён Артмане, как и в свой лучший период Пугачевой, ничего бы этого не было, не сплелась бы канва. Всей этой предысторией я вела вас к той мысли, что часа 2 назад пришла мне в голову. Каким бы ни был талантливым и одаренным мужчина, женщина должна быть на какой-то порядок выше, это тонкие материи, их невозможно пощупать и определить. Именно так создаются шедевры, сексуальная энергия, либидо- основа любого творчества. Посему, я полагаю, такие роли пишет для Высоцкой Андрон Сергеич: как они встретились, как он ее зажал в лифте, как стала она для него . кухаркой- домоправительницей, каким бы человеком прекрасным и красивой (относительно, конечно) женщиной она для него ни была, она обычная, земная, удобная, подчиняющаяся ему женщина, вызывающая земные вибрации. Очевидно что Маша Мериль/ Эва Шикульска вызывали в нем иные чувства, отсюда и "Дворянское гнездо", или "дядя Ваня", или Грета Скакки в "Одиссее". А тут всегда "Галя Соколова из Ростова", и хоть Тоскана, хоть соболя, хоть лондонская драмшкола, хоть что. Вот так оно все просто в этой жизни. Какие струны души ( не буду огрублять и спускаться к нижним чакрам) задевает у творца женщина, такое произведение искусства он и выдает. У Сандро была Симонетта Веспуччи, у Александрова (Эйзенштейн) Л. Орлова, а у позднего А.С. - повариха-звезда IG, которая очень старается, правда, но не будет тут Грейс Келли. Хоть вывернись наизнанку. Но А.С. она устраивает на своем уровне, let it be. Он демиург. Такая вот загогулина

Collapse )

Alain. My everlasting love.

ESQUIRE: 15 ЛЕТ В РОССИИ ПРАВИЛА ЖИЗНИ ПРАВИЛА ЖИЗНИ Правила жизни Алана Рикмана Британский актер и режиссер. Умер 14 января 2016 года в Лондоне, Великобритания, в возрасте 69 лет. «Я рад, что фильмы о Гарри Поттере побудили детей к чтению. Когда мне исполнится восемьдесят, эти дети и будут моей целевой аудиторией». Награды получают роли, а не актеры. Я только что вернулся с дубляжа, в последний раз говорил от лица Северуса Снейпа. На экране было несколько флешбэков десятилетней давности с Дэниелом, Эммой и Рупертом. Им там по 12 лет. А пару дней назад я был в Нью-Йорке, смотрел, как Дэниел поет и танцует (к слову, великолепно) в бродвейском мюзикле. Кажется, вся наша жизнь пронеслась за несколько минут. Люди издревле нуждались в хороших историях. Но история невозможна без талантливого рассказчика. Спасибо за истории, Джо. Я не люблю общаться с большинством журналистов, потому что они стремятся уместить беседу в однополосную статью и заставляют все время что-то с чем-то сравнивать. Проблема в том, что успех слишком часто прямо пропорционален изоляции. В Лос-Анджелесе он измеряется высотой стен вокруг вашего дома и высотой самого дома. Для меня это прижизненная смерть. Я рад, что фильмы о Гарри Поттере побудили детей к чтению. Когда мне исполнится восемьдесят, эти дети и будут моей целевой аудиторией. Самые трогательные слова в своей жизни я услышал, выйдя однажды со служебного выхода в театре. Меня встретила девушка лет семнадцати, дрожащая с головы до ног. А я только отыграл странноватую японскую пьесу, в которой танцевал танго на лестнице на фоне огромной проекции павлиньих перьев. Так вот, я спросил у девушки, в порядке ли она — подумал, может, больна или у нее паническая атака. «Да, все в порядке, — ответила она. — Просто я никогда раньше не была в театре и представить не могла, что в нем происходит такое». Я никогда не забуду этих слов. Каждый раз, когда вы думаете, что слабовато отыграли сегодняшний спектакль, помните, что в зале есть человек, для которого этот спектакль потрясающий, потому что первый в жизни. Чем больше мы позволяем идиотам управлять нами, чем быстрее теряем контроль над собственными судьбами, тем чаще должны рассказывать друг другу истории о том, кто мы есть на самом деле и что может быть в жизни. Или не может быть? Где начинается фантазия? Это до сих пор меня волнует. Актеры — двигатели перемен. Умнейший человек, который мне встречался? Пожалуй, женщина, с которой я живу. По крайней мере, тот факт, что она до сих пор со мной, доказывает это. Честно говоря, я никогда не ожидал, что сделаю карьеру в кино. Это стало приятной неожиданностью. Я просто оказался в популярном бродвейском спектакле… Америка, как многие утверждают, говорит тебе «да» чаще, чем Британия. Вот и меня внезапно окружили люди, всегда говорящие «да». Я был в жюри кинофестиваля в Марракеше, мы отсмотрели 15 фильмов за 10 дней. И практически единодушно наградили картину «Класс коррекции» 25-летнего российского режиссера (Ивана Твердовского. — Esquire). Правильно, когда у тебя есть кумиры среди признанных режиссеров, но все равно надо держать руку на пульсе и следить, что происходит здесь и сейчас. Даже в большей степени это относится к детям, осваивающим YouTube, — они снимают целые фильмы при помощи всего лишь одного девайса в руках. Если бы в театре было позволено нажимать на две волшебные кнопки, при помощи первой я бы включал бегущую строку со своим текстом в конце зрительного зала, а вторая набрасывала бы на всех актеров футболки: «Вы можете мне верить, можете не верить, но сейчас я стараюсь изо всех сил». Прелесть позднего старта карьеры в том, что ты думаешь: «Ну разве может быть что-то хуже этого?» Уверен: живи Распутин сейчас, у него была бы, скорее всего, процветающая клиника на Харлей-стрит. То, что раньше считалось мистикой и чернухой, сейчас бы назвали экстрасенсорикой. Настоящее искусство больше, чем человек, создавший его, и чем те, кто пытается постичь его. Знаете, я работал с Питером Бруком в Стратфорде над пьесой Шекспира «Антоний и Клеопатра». И он сказал тогда нам: «Неважно, хороши вы или плохи, вы никогда не станете лучше этой пьесы». Во мне живет Достоевский, который считает, что я должен хоть немного быть Толстым. Молодые люди — надеюсь, не все — перестают задавать вопросы, потому что они думают, что достаточно нажать на кнопку — и они получат все ответы. А потом они впадают в зависимость от кнопок. Меня пугают группы туристов в картинных галереях, которые смотрят не на картины вокруг, а в свои айфоны. Никто не задает вопросов. Как это преодолеть, не знаю. Сейчас у тебя намного меньше времени на то, чтобы сделать карьеру. Я сижу в правлении Королевской академии драматического искусства (RADA), в которой учился. Каждый год 3000 молодых людей борются за 30 мест. Чтобы тебя приняли, нужен талант. Но мы живем в мире, где многое решает высота скул. После окончания театральной школы я много лет работал в маленьких театрах на периферии. Это был тяжелый, изнурительный путь наверх. Сегодня наши выпускники знают, что, имея правильную внешность, можно стать кинозвездой через неделю. Кино покрывает очень многие недостатки. Я помню, как в первый раз летел первым классом. Или, что еще удивительнее, как я в первый раз садился в лимузин с тонированными стеклами, когда ехал на какую-то встречу. Стекла поднялись, и мир за ними исчез. Я нахожусь на очень низком уровне по сравнению с некоторыми гигантами кинобизнеса, всеобщими кумирами. Но вы правы: первоочередная задача первого класса в самолете и лимузина с тонированными стеклами — это на данном этапе карьеры оградить меня от мира. Создать дистанцию. .Мне бы хотелось, чтобы зрители больше внимания уделяли самой истории. Что касается ярлыков, то к ним я отношусь как к ютьюбу: предпочитаю не пользоваться

Потому что круглая земля....

Я буду это писать из года в год, потому что обожаю эту пьесу незабвенного Рощина и постановку великого Ефремова, и все-всех-всех там, потому что это совершенство во всех отношениях, и настоящие характеры НТРовцев,творческой интеллигенции и "нашего рабочего Кунцевского района", неподражаемая Москва 80х, и выдающиеся ефремовские артисты, от Современника до МХАТа, сливки из сливок, где нет больших и малых ролей. "Все выше, выше и выше", "Да, что-то сыпались...","Римлянцы, совграждане, товарищи дорогие...". Буду обожать и пересматривать всегда. Со старым Новым Годом нас всех, товарищи дорогие! И No pasaran! пока мы это все помним, храним и любим, мы живы и на что-то годны.

Немного МХАТа и чуток Мейерхольда от мистера Райта с мистером Стоппардом

Слишком много водевиля, а также классического-пластико-синтетического-даже где-то местами мейерхольдовского театра на экране, поэтому поначалу театральные подмостки, декорации, яркие огни, свет рампы - иными словами, сцена как один из действующих лиц этой феерии вызывает восхищение, позже весь этот коктейль начинает несколько утомлять. Однако замечательная, просто чудесная музыка Марио Марианелли, которая практически в каждой сцене, где она нужна, звучит настолько совершенна и так ретранслирует нужное настроению. что просто замираешь от восторга, а работа оператора Шеймаса МакГарви, отлично знающего как именно нужно снимать и Найтли, и Джонсона, и не раз до этого работавшего и с вышеперечисленными особами в разных проектах, и с режиссером Райтом настолько прекрасны, равно как и творения художников фильма во главе с Сарой Гринвуд, что потихоньку пики и спады от восторга до раздрожения сменяются чем-то вроде let it be. Так все это действо не совсем кино и не совсем театр, то, собственно, и претензий относительно содержания быть не может. Это особый мир Райта-Стоппарда, а отнюдь не Лео Толстого, а точнее что-то среднее между oil painting и theatre production, поэтому речь здесь идет скорее о форме,а не содержании. Авторы за содержание не в ответе, это не их епархия. тем паче вся сюжетная линия, знакомая всем и каждому, соблюдена в полной мере. Теперь непосредственно о постановке, художественных средствах и актерском мастерстве. Ряд сцен совершенно прекрасны и удивительны во вссей своей своей безупречной, постановочной, нереальной, карамельно-марципановой красоте, особенно все сцены где Найтли-Джонсон в белом - на пикнике или в постели - не суть, это очень визуально эффектное художественно-театральное решение. Сцена скачек безупречна и весьма драматична, при этом используются крайне минималистичные, даже скупые художественные средства, браво. Все эти переходы из декораций в декорации мастерски и задуманы, и осуществлены, равно как и сцена на балу, но тут речь скорее об аплодисментах хореографу, хотя поначалу весь этот "танец рук" выглядит настолько нелепым, что опять же очень раздражает, а потом вдруг раз и понимаешь, как это точно все и задумано, и выполнено, учитывая количество танцоров и статистов в одной сцене. Мистер Райт - большой мастер держать все это дело в голове и управлять всем происходящим точно, словно дирижер или полководец, не знаю какое определение здесь вернее, нет слов. Касаемо финальных сцен, когда хочется, чтобы все это уже побыстрее закончилось. ибо, грубо перефразируя другого русского классика, дождалась Аннушка паровоза и даже уже и упала, то тут крайне умилил Левин (Глисон), которому друзья-крестьяне фактически словами незабвенного Саввы Игнатьевича из "Покровских ворот" открывают "путь к просветлению", практически цитируя гениального М. Рощина: "живут не для радости, а для совести", и это просто восторг, когда с Левиным случается enlightment, судя по выражению лица Глисона, равно как и кадры с тоскливо-благообразным Ло с книжкой на лугу и со слезой в глазу, взирающего на Сережу с Аней - почти точь-в -точь незабвенный михалковский финал в "Обломове" или сцена с племянником из "Неоконченной пьесы..." - такая пасторалька прямо сил нет.) Теперь собственно про характеры и актерские работы. Кто однозначно выходит за рамки общего "хора" под управлением 2-х волшебников авторов-постановщиков - это чудесный Мэтью МакФейден - легкий и напосредственный, и этой своей легкостью несколько нарушающий стройные ряды актеров-статистов (в хорошем смысле, иибо главные герои здесь не кто иные как сами господа-волшебники Райт и Стоппарт, все прочие - только хор и кардебалет:), а также малышка Ширли Хендерсон в эпизоде в театре, которая своей бешеной энергетикой даже за пару секунд сметает собой любую стройную концепцию и застревает в памяти навсегда, ей в этих вещах равных нет, как она в кадр - все остальное "меркнет и теряет смысл", хоть она на 2 часа на экране, хоть на 1,5 минуты, это дела не меняет. Браво! Уже упомянутый Донал Глисон (Билл Уизли) Левин поначалу очень эффектен, мил и естественен, особенно в сценах со Стивой, на покосе, а также в помпании кубиков и Китти, потом от него немножко устаешь, более всего от на все случаи жизни одного и того же выражения на лице, а кроме того, эта девочка шведская, Алисия Викандер, несколько все-таки его отодвигает на второй план, настолько она восхитительна,что внешне, что актерски, к ней претензий просто никаких, все в десятку, браво. Что до supporting roles разных прекрасных девушек, то тут особенно отличились Оливия Уильямс (пара сцен, но как безупречно она работает, дивно), Эмили Уотсон (могу сказать о ней тоже самое). Мишель Докери прекрасна собой, но что-то как-то потерялась, да и подружка Ло или уже экс-подружка? Рут Уилсон (Бетси Тверская) очень славно выступила, чего от нее совершенно не ожидалось. Что до Келли МакДоналд, то при всей ее широкой актерской палитре, тут она довольно невзрачная и потерянная, а ведь у Толстого Долли прекрасно прописанный, очень яркий и неоднозначный характер, жаль, что сие не прозвучало, ибо в такой трактовке можно было и без Долли вполне обойтись. Облонского было бы более чем достаточно. Теперь о the leading characters. Восторгов относительно Ло не разделяю совершенно, ибо хоть и не люблю, но честно старалась разглядеть в нем обещанное "что-то" от великого В.Качалова, так как Стоппард - большой знаток классического русского театра и с традициями старого МХАТа знаком не понаслышке. В итоге увидела просто добротную актерскую игру, но при этом Ло все так же скучен и предсказуем со своим всегда одинаковыо вздернутым подбородком, сжатыми челюстями и сверкающими праведным гневом очами, только на этот раз без характерной для него истеричности и взмахов челочкой (тем паче что взмахивать-то у же ни в гриме, ни без грима нечем:). Что до Киры Найтли, то претензий, в общем-то, никаких, иногда она даже очень хороша, но чаще излишне мелодраматична и переигрывает, но тут не в ней совсем дело, а в том, что Анна с ее истериками - слишком уж русский женский характер, и с Кирой он не очень вяжется, но эта ее чудесная линия подбородка, шея, тощая спина и умение носить корсетные платья - тут она всегда молодец и рисунку роли, придуманному Райтом, она следует и делает все, что от нее ожидают на все 200%. Она профессионал, и этого довольно. Что до графа Алексея Вронского (мистера Джонсона, теперь уже с прицепом- Тейлора-Джонсона), из-за которого, собственно, я все это действо и смотрела, дабы, наконец, понять "тварь ли он дрожащая" (просто ли он хорошенький кудрявый еврейский мальчик) или правда играть умеет, то тут все кусочки пазла вроде сошлись в единый рисунок. Играть он уже умеет, и где-то даже местами иногда интереснее, чем сам Вронский как персонаж по версии Льва Николаевича, ибо очень красноречиво умеет молчать на экране (при этом даже не стреляя красивыми голубыми глазками и не хлопая ресничками, а для 22 лет - это совсем недурственно). И тут дело даже не в его природной привлекательности, и даже не в весьма приличной пластике, особенно в сценах любви и на балу (что совсем не ожидалось, ибо от природы он не больно-то изящен). Юный мистер Джонсон честно и правдоподобно отыгрывает все, что "положил" ему мистер Райт и в том, что он делаетв этой роли он и убедителен, и хорош, и даже искренен, несмотря на то, что его самого как личности там и под микроскопом не разглядишь. Парень справился с заданием, добавив немножко данной его свыше фактуры, посему молодец. Однако стоит отметить, что наиболее естественен и явно наслаждается моментомон он не сколько с Анной, сколько в сценах с друзьями в казарме и когда гладит Фру-Фру. PS.За покалеченную и убитую им лошадку я бы его сама пристрелила. За Анну бы не стала, нехай будет. Тут он ни в чем не виноват, он сделал все что мог, включая морфий. Amen!

Collapse )

Балет, балет, балет....Лебеди и Николя

https://www.cosmo.ru/sex-love/sex/uyazvimaya-graciya-seks-ekspluataciya-balerin-v-xix-veke/ Оно, конечно, ничего нового, но как подумаешь про судьбу девиц, у которых нет влиятельных родителей и акульих зубов что в театре, что в балете всю историю оных, то аж рыдать хочется. А с зубами какие они "лебеди" и "одалиски", просто рядовые толстожопые курвы. Надеюсь Николя Максимович Ц. оберегает свой цветничок в Вагановском. Независимо от пола. Очень в Николя верю Он там, где должен быть. И зубы у него отросли что надо

Это странно

Я считаю это странным. Матроскин- это хорошо, "но в доме должны быть и мясные закуски". А Олег Палыч сыграл много прекрасных серьезных и несерьёзный ролей, в которых его можно было бы увековечить. А это...как-то попсовенько и мелко. Спасибо, хоть таким образом Виктора Розова упомянули рядом с О.П., а иначе просто слезы...

Анжелина

Анжелина Воронцова, ученица и гордость Николя Цискаридзе, танцует в Михайловском театре. Прелестное, талантливейшие создание!!

Ширвиндт

Александр Ширвиндт - МК Марина Райкина 29.11.20 Специально для «МК» Александр Анатольевич написал то, что волнует, о чем думает. «Раз вы уж меня нашли в больнице, так вы уж меня дослушайте». «Мне бы больше хотелось иметь безвестность здоровым, чем славу в реанимации" ФОТО: СЕРГЕЙ ИВАНОВ "К Новому году наш театр выпустит открытку. На ней - я в маске и текст арии Мистера Х. Актуально. Последний куплет, если помнишь, такой: Устал я греться у чужого огня, Но где же сердце, что полюбит меня. Живу без ласки, боль свою затая… Всегда быть в маске - судьба моя. Имре Кальман. Оперетта «Принцесса цирка». 1926 год. В общем, в 1926 году Имре Кальман на всякий случай надел маску на мистера «Х». Прошло, считай, 100 лет. Но что такое сто лет? Оказалось, что это - секунда. Тут как-то в связи с карантином я мельком по телевизору увидел, как какой-то энтузиаст создал музей-квартиру советского быта. Я увидел родной интерьер и подумал, что, наверное, с удовольствием нанялся бы посидеть там в виде экспоната в каком-нибудь мамином кресле около дефицитной книжной стенки и проигрывателя "Аккорд", и так далее... Кажется, это было всегда, а оказывается, очень давно. Хотя все-таки было. Это сегодня уже ретро. Но что я тебе рассказываю? Ты - молодая красавица. Если помнишь, давно я повёз тебя в конец Дмитровского шоссе, в салон «Жигули», и при помощи моего лица и твоего комсомольского редакционного удостоверения из-под полы, под страшным секретом тебе продали дефицитнейшую машину «Ниву-Шевроле». Сегодня это звучит анекдотически, а тогда я помню, как нас снисходительно приветствовал с сигарой у ладони и угощал «Хеннеси» вальяжный директор салона. А через пару месяцев он надолго сел, и мы с тобой пытались как-то вяло его отмазать, сказав, что он очень много сделал для интеллигенции. Достать "Жигули" - Боже мой!!! Больница, конечно, самое подходящее место для старческих философствований. Вот лежу с модным заболеванием под опекой врача от Бога Маши Лысенко. У нас все вокруг думают, что паника с вирусом - чья то провокация. Нет, это не так и, говоря нашим театральным шершавым языком, идёт генеральная репетиция апокалипсиса. Боженька, устав от вселенской глупости, решил проверить человечков на прочность. Не получается. Призыв моего незабвенного друга Булата Шалвовича - «Возьмёмся за руки друзья, чтоб не пропасть по одиночке» - завис и растворился в воздухе. Тогда стыдливо-победоносно стали ещё высчитывать, где, в какой стране померло народу больше. А жажда национальной принадлежности к куску горы Карабах вообще приводит нас к средневековой жути. Страшно усилился падеж друзей. Мы сардонически восклицаем: «Ну что, се ля ви». Да - се ля, да - ви, но от этого не легче. У меня всегда существовало ощущение, что такие титаны, как мои друзья Кобзон, Говорухин, Захаров, Виктюк, Джигарханян, Жванецкий не приспособлены к понятию «гроб». Но они ушли, и начинаешь думать, что... Думаешь: «Раз ты с Пашей Гусевым, как мои многолетние друзья, пытаетесь мне дозвониться в койку, значит, мне придётся вам ответить». Что я и делаю. Немного хочется поразмыслить. Сегодня снаряды рвутся рядом, кончается эпоха моего поколения. Кто-то ещё держится. На даче теплится под прикрытием уникальной ласки Олечки Остроумовой мой друг Валечка Гафт - человек, который на моих глазах одним пальцем поднимал десятикилограммовые гири. И стойкий, и великий «оловянный солдатик» Малого театра Юрочка Соломин, опершись на палку, получает на Поклонной горе на ветру очередного «Героя» от президента, совершенно не слыша уникального цыганского многоголосья во главе с солистом Колечкой Сличенко. На ощупь руководит театром уникальная Яновская, а я сам умоляю давно отпустить меня на вольные хлеба, хотя мучного давно уже не дают. И так далее... И даже театр «Шалом» закачался под многолетней рукой Алика Левенбука. Сначала завопили, что это волны антисемитизма. Потом успокоились и поняли, что это просто элементарная еврейская старость. К чему это я? Нет, дорогие мои, раз вы уж меня нашли в больнице, так вы уж меня дослушайте. Рынка (в кавычках) Захарова, Любимова, Волчек, Фоменко и т. д. сегодня нет. Есть вековые отстраненные структуры так называемого великого русского репертуарного театра, который судорожно кончается под ударами менеджеров и коммерсантов. Локдаун по выходным не спасает Украину от коронавируса: умирают семьями 4686 РЕКЛАМА 4 МАТЕРИАЛА ПО ТЕМЕ И все равно - убить этот театр невозможно. И никогда не надо стесняться почитать кого-нибудь из классиков. Например, ту же чеховскую «Чайку» и понять, что все всегда было - и все тоже самое. «Надо искать новые формы», - кричал Треплев, а Тригорин в моем исполнении, как писали критики, довольно приличном, в постановке Эфроса скептически мудро и вяло говорил: «Все было, было, было». Все было. Только обыватели бухтят и грызутся, а гении уходят с посохами из дому. Лев Толстой на вопрос, по-моему, Суворина: «Как себя чувствуете, Лев Николаевич?» ответил: «Ничего, вот только старость никак не проходит». И ещё, сидя на карантине и существуя в группе 65+, поневоле тупо смотришь в «ящик». В основном смотрю спорт, где армия опытных словоблудов под художественным руководством моего дружбана Димочки Губерниева клянет не добежавших, не дострелявших и не дозабивающих спортсменов - эту горсточку, случайно не пойманную на допинге. Появилась новая интересная рубрика «Жизнь после спорта». Великие спортсмены стыдливо рассказывают о том, какое счастье перестать бегать и прыгать, умирать от нагрузок и осесть в детской спортивной школе в Сызрани. Милое, тихое враньё. Так можно нашинковать ещё рубрик - «жизнь после театра», «жизнь после балета», «жизнь после секса» и так далее... Но, хороня сегодня ближайших друзей, я с каждым разом убеждаюсь в необходимости рубрики «жизнь после жизни». В этой связи очень мне несимпатичны круглосуточные сериалы об ушедших звёздах. Говорю это не понаслышке, ибо со Стрельцовым и Ворониным дружил, будучи упорным болельщиком «Торпедо» с 70-летним стажем. С Людочкой Зыкиной жил в одном дворе, и наши машины стояли в гараже бок о бок. А с Люсенькой Гурченко прошла вся моя жизнь. И так далее.... Все эти сериалы - нищенские потуги, подделки, с псевдодокументальным ореолом. Парадокс в том, что чем талантливее эти поиски и искреннее попытки, тем вторичнее результат. Зачем безмерно и разнообразно талантливой Нонночке Гришаевой играть Гурченко? Ей надо играть Бовари или ибсеновскую Нору. Зачем заклеивать великолепного Маковецкого гуммозом и картоном под Ивана Грозного? Ибо судьба этого талантливого артиста - Бунин и Куприн. Хотя, честно говоря, Грозного я видел меньше, чем Галю Брежневу - не могу судить. Играть надо Бомарше, а не Смоктуновского. Смоктуновским надо становиться. К чему это я? Я не напрашивался - вы сами позвонили. И ты обещала не спрашивать, как я себя чувствую. Вот я тебе и не ответил. Но при этом ты ещё спросила меня, как я переживаю неожиданно нахлынувшую на меня популярность в связи с заболеванием. Я тебе скажу, что мне бы больше хотелось иметь безвестность здоровым, чем славу в реанимации".

Collapse )

Коонен

Алиса Георгиевна Коонен. "Страницы жизни" - классная книга, классное издание 1975 года, умерла за год до этого, не успела дождаться ее выхода. Великая актриса, великая судьба. Ее обожали Станиславский, Юджин О' Нил, Бернард Шоу, Книппер-Чехова... И так много что знала, теперь знаю еще больше. Например, что великие архитекторы ( конструктивист и апологет неоренессанса и сталинского"вампира")Александр Веснин и Иван Жолтовский тоже сотрудничали с Александром Яковлевичем Таировым и строили декорации для его великих постановок( "Федра", "Человек, который был четвергом", "Благовещение"). А потом его уникальный театр закрыли, и всех выкинули на пенсию. Таиров этого не пережил. Времена и нравы...ничего не меняется, только уровень мастерства и масштаб личностей несопоставим с сегодняшним.

Ужасно мне нравится Светлана Колпакова

Ее брали после Щукинского сразу в Маяковского и Ульянов!!! в Вахтангова. Но она пошла к Табакову.
Непременно при случае схожу посмотреть на нее на сцене.
Очень умная, судя по интервью, неординарная, пластичная, очень работоспособная, на износ, глубокая девушка, поэтому так хороша.
Совершенно невероятна была в "Оттепели", точная, органичная, как щенок.
Прелестная девица.