Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

До сих пор люблю этот свой текст.

Наверное потому что Греция. Потому что Дик и Вудурис. И потому что это отчасти и про меня кино. И оно безупречно.
PS. Мне кажется ещё лет 5-7 назад я была гораздо более талантлива, чем сейчас. Не уверена, что сейчас бы смогла так написать. Это грустно.

Before Midnight (2013)

Я не знаю, какое еще кино за последнее несколько лет произвело на меня столь же грандиозное впечатление (на всякий случай, я очень люблю Дика Линклейтера, но я не его преданный поклонник)

Да, оно, разумеется для тех, кто что-то подобное уже переживал (в той или иной мере), всем прочим подобное обилие диалогов, полагаю, покажется чем-то громоздким и скучноватым, хотя тут трудно судить.

Если первая часть BM — это чистое очарование Грецией - в  Кардамили, 180 км от  Афин), закаты, пейзажи, неторопливые обрывки фраз на берегу, простые радости вроде совместной готовки на большой кухне, футбольные мини-междусобойчики, поездки в супермаркет и простая, милая, греческая островная жизнь, lazy days и лишь потом — на «середине пути» — застолье и совершенно изумительные разговоры трех поколений о человеческих взаимоотношениях, пересыпанные нюансами происходящего в современной политической и социокультурной жизни планеты, литературными цитатами, сексуальными вывертами и как кульминация — монолог подруги писателя-хозяина дома — красивой пожилой дамы типажа Джуди Дэнч (чего бы ее не позвать?) о том, как ей не хватает покойного мужа и как она боится забыть все те милые мелочи, которые составляли их жизнь. Это вроде бы звучит банально, но это шедевральный монолог.

После это сцены это уже фактически другой фильм, и в нем почти нет ни мизансцен, ни каких-либо постановочных моментов.

Первые минут 20 второй части — Дельпи-Селин и Хоук-Джесси просто идут и просто говорят о жизни друг с другом. И все это опять пересыпается с шутками о том, кому же на конференции Селин делала минет — Леху Валенсе или Горбачеву, который вроде как перевернул ее мир и вроде как ничего и не делала, стоит ли мешать Джесси и ехать с ним на похороны его 96 летней бабушки и ехать ли Селин с ним. ведь билет в Чикаго недешев («а без меня тебе будет проще трахать своих кузин, ведь у вас так принято» и будет ли Селин лет через 60 столь же привлекательна и так же волновать Джесси.. . Это просто невероятно, что можно снять сцену практически одним куском, почти без склеек, чтобы 2 героя просто шли и просто разговаривали около 20 минут, а ты при этом не можешь от них оторвать взгляд — это высокий полет.

Во втрой части, где все пространство ограничено небольшим гостиничным номером и развернуться практически негде, где Селин и Джесси вроде собирались поначалу просто любить друг друга как сумасшедшие (номер+ массаж для двоих — подарок друзей) и забыть о своих внешних проблемах и девочках-близнецах («всего одна ночь без кондома — и вот ты уже беременна близнецами») — надо отдать должное Л., он снял все эти короткие прелюдии очень здорово, с высоким накалом, эмоционально покруче любой оргии, настолько оба заряжены друг другом, из обнаженки — только грудь Делпи, и она (в смысле вся Дельпи, не только ее грудь бесподобно женственна, почти как Кристина Хендрикс) — такая там у них взаимная химия во всех этих взглядах-поцелуях… проблема только в том, что секса-то как раз и не будет, потому что опять все сведется к внешней проблеме, которая является камнем преткновения, и она разрастется до масштабов Фукусимы, с Ниагарой упреков кто и чем пожертвовал ради семьи.

Как все эти бытовые вещи тяжело даются Селин, пока Джесси таскается по миру, живет в Ritz, презентует свои новые книги и, возможно, спит с многочислеными почитательницами своего таланта. Вино и фрукты остаются нетронутыми, сексуальные фантазии нереализованными, зато всплывает масса грустных воспоминаний о том, как умная и талантливая женщина с прогрессивными взглядами бросила под ноги свою жизнь писателю, который только и делает, что собирается с такими же своими друзьями, обсуждает новые идеи под вино и возгласы «это гениально», когда она, которая когда-то писала песни («я любил твои песни»), а теперь у нее ни на что нет времени («мои книги — это не хобби»).

3 ее ухода подряд с хлопаньем дверью и через полминуты возвращением, когда ей непременно надо оставить за собой последнее слово и ее окончательный вердикт: «а знаешь, я больше тебя не люблю» — вроде вполне предсказуемо и вроде бы даже банально, но финал не оставляет места для банальщины и предсказуемости, и эта фраза Джесси, «если ты думаешь, что я всегда буду бегать за тобой как собачка, то ты ошибаешься, но если ты хочешь настоящую любовь — она у тебя уже есть» — это есть ключевая фраза, ибо после нее всем понятно, что они — две части одного целого, вместе с прошлым и возможным будущим, что они настолько подзаряжают друг друга, что без нее бы он не стал писателем, которого читают во всем мире (она, ее фразы, хохмы, ужимки — все он постоянно использует в своих книгах), а ее с ее вывертами, феминистскими манифестами, горячей кровью и независимостью вряд ли сумел вытерпеть кто-то другой. Им нужны эти конфликты: ссоры, примирения, уходы, приходы, Греция, Вена, Париж, Чикаго и не факт, что она его не покинет, ибо она гордая и прекрасная, а не курица-наседка.

Но так же очевидно, что еще через 8-10 лет они опять окажутся в одном городе-постели-что там еще может случиться, ибо они как воздух и огонь, они питают друг друга, они две полноценные личности, оттого все так непросто.

В любом другом случае вся эта тягомотина показалась бы мне скучной, банальной, долгой и предсказуемой. Но феномен Линклейтера в том, что у него все это потрясающе. Он и его дивный греческий DP Христос Вудурис, и эти двое, и весь чудный греческий каст второго плана — все вместе и каждый в отдельности превращают обычную, такую узнаваемую жизнь каждого из нас в совершенную феерию чувств, эмоций, красок и звуков, нечто магическое и неподдающееся никакому анализу.

Эти двое — и Хоук, и Дельпи — с подачи Линклейтера великолепны, сексуальны, остроумны, невероятно хороши актерски и сверкают всеми гранями как чистейшие бриллианты при электрическом свете, при этом игры там вроде бы и нет совсем. Вообще нет, как будто эти длиннющие диалоги — чистейшая импровизация на ходу (но даже на пресс-конференции сам Л. говорил, что это кропотливейший каждодневный адский труд, учитывая и тот факт, что Дельпи не настолько блестяще говорит по-английски, чтобы импровизировать на таком уровне.

Насколько я понимаю, в написании диалогов участвовали все трое, потому что просто невозможно Линклейтеру, который мальчик, столь точно проникнуть во все психоэмоциональные нюансы женского поведения, ибо в этом смысле там все просто совершенно, аж страшно, значит Дельпи явно участвовала.

Галина Щербакова

Вы согласны? Я наверное, до этой высоты ещё не доросла. Поэтому слова Зорина , вложенные в уста дивного Борцова-Саввы Игнатьевича "живут не для радости, а для совести" всегда казались мне вершиной безысходности. А жизнь в безысходности и без любви - и тебе ад, да и больному-беспомощному не слишком помогут, ибо состояние и энергия " порядочного" в этом случае на крайне низком уровне. "Только любовь вправе побуждать", как говорила та же Щербакова устами моей нелюбимой Кати в фильме и Юли в повести. Вот и я так считаю.
Хочу услышать ваше мнение

"Жить без любви можно только в двух случаях. Во-первых, если не отдаешь себе в этом отчёта… Живешь и живешь. Так делают большинство, потому что любовь — редкость. Как талант. Как сокровище. Как красота. Во-вторых… Если надо жить во имя больного или беспомощного… Потому что есть вещи выше любви… Например, порядочность…»
Галина Щербакова. Дверь в чужую жизнь

(no subject)

Море  тоже было, хоть от центра Афин до него ещё добраться надо, не ближний свет. Полоса  муниципальных пляжей меня не вдохновила, хотя песочек чистенький и народ довольный по променаду шуршит, и цвета такие нежные, и воздух после Афин чудесный, но я люблю иное.  А Нац.арт-галерея закрыта на грандиозную реконструкцию, 13  млн. евро в нее вложено, так что визит к  Доменикосу Т. не сложился, а жаль. Но переживу. А вот Брейгели мне и на фиг не нужны.

(no subject)

Любовь – это когда ничего не стыдно, ничего не страшно, понимаете? Когда тебя не подведут, не предадут. Когда верят.


Он не ответил ни на один мой вопрос, но ведь когда краснеешь, это значит «да», не так ли?

Если любишь цветок — единственный, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звезд, этого довольно: смотришь на небо и чувствуешь себя счастливым. И говоришь себе: «Где-то там живет мой цветок…»

TT' 94


https://m.youtube.com/watch?feature=youtu.be&v=Uuamk4wydsI
Мои ж вы хорошие! Неужели прошло уже 25 лет. И никто даже с ними из boysbands и рядом не встал. Но их вершина- это все равно The Ultimate Tour (альбом Beautiful world (2006), а позже The Circus (2008) и Progress( 2010)- каждый из альбомов и промо- туров к ним- это чистая магия и волшебство!), их триумфальное возвращение, когда билеты после 10 лет отсутствия были проданы за полгода. Их лучшее шоу за всю карьеру, без Роба. А Пик карьеры Роба - Live at Albert, это было восхитительно. А сейчас что TT без Оранжа, что еле поющий Боб - это уже как-то грустно и незачем.

Gellert

Gellert spa. Самые навороченные ( в османском стиле) из 6 или 7 местных минеральных бань . Бассейн с 40-градусной термальной водой, а потом купель 17 градусов отлично расслабляют. Ну и просто красиво там.

(no subject)


Смена предпочтений: Настоящая овсянка с маслом, копченый лосось, молочный пудинг и арбузы на завтрак. Утро началось!