ratoncillo (ratoncillo) wrote,
ratoncillo
ratoncillo

В курсе насчет разговоров о закрытии?

Оригинал взят у moscow_i_ya в Музей Маяковского: "Гениальный музей" 1989 года
Знаете ли вы, что музей Маяковского - на четвертом месте по посещаемости иностранцами в Москве (по некоторым данным, впереди Третьяковки). И не зря...
Так получилось, что я была в музее Маяковского без фотоаппарата. Поэтому вместо фоторепортажа здесь будут фрагменты из замечательного текста Григория Ревзина Музей довольно острого мгновенья .

В Москве есть хорошие музеи, а есть один гениальный. Маяковского. Это единственный в мире музей про то, как поэзия трансформирует физическое пространство... Музей — четыре этажа тотальной инсталляции...вы поднимаетесь на четвертый этаж к комнате поэта и потом широкими пандусами спускаетесь обратно, проходя через различные миры... в этом музее дело выглядит так, будто русский авангард вовсе не прекратился в 1930-м, но продолжал себе жить как мощное мировое художественное течение вплоть до 1989 года.
В музее отменены вертикаль и горизонталь, предметы — стулья, столы, водосточные трубы, штыки, бюст Ленина — реалии стихов Маяковского — плавают в невесомости, будто морфемы в смысловом поле, еще не скрепленные грамматикой и синтаксисом высказывания. Силу тяготения заменяют пространственные линии — строчки, которые ухватывают смыслы и выстраивают из них пространство так, как строится стих...
Я подумал, что, в сущности, дело не в Маяковском. Это музей 1989 года — музей перестройки. И это очень в нем ощущается... Там как-то так получается, что главный враг Маяковского — командно-административная система, как это тогда называлось, душащая живые силы революции и авангарда, и она-то и привела поэта к финальному выстрелу.
Это было 25 лет назад, и насчет идей все понятно. Но какой невероятный драйв! Какая сила эмоции, какая уверенная свобода языка! Можно представить себе, чтобы кто-нибудь себе поставил сегодня такую задачу — структурировать физическое пространство поэзией?
...Всего-то 25 лет назад мы могли делать вот так. И, глядя на все это, ты вдруг понимаешь, что произошло с того времени. Нет, это не апофеоз советской цивилизации, не авангард, не Сталин, не Хрущев — это только что было, люди все живы. Но это высказывание стадиально иной цивилизации...
Товарищ Сталин удушил русский авангард — так чтобы душить, надо знать кого. У нас было искусство невероятной силы, и его никто не душил. Оно как-то рассосалось, и мы этого не заметили.



Что можно добавить к этому? Наверное неслучайно музей одной революционной эпохи появился в другую революционную эпоху и стал памятником не только Маяковскому и его времени, но и странному времени несбывшихся надежд, кульминацией которых стал год 1989. Времени, когда цензурных и прочих ограничений уже не было, а деньги на культуру еще были.
Кстати, среди создателей музея - художник Иван Лубенников, создатель моей любимой станции метро Сретенский бульвар
Но все проходит. Более того, память о прошедшем иногда оказывается... то и опасной, то ли просто "вне дискурса". А может быть все проще: четыре этажа огромного здания по соседству с Лубянкой и Старой площадью - слишком ценный актив, чтобы отдавать их давно умершему поэту.
Версий происходящего немало. "В сухом остатке" - закрытие музея на капитальный ремонт не ранее весны 2013 года, а также увольнение директора. Ремонт то ли категорически необходим, то ли без него можно обойтись. Дальше то ли восстановят старую экспозицию, то ли сделают музей авангарда. Причиной тому - то ли близость ФСБ, которая хочет "зачистить" пространство вокруг Лубянки, то ли желание Дарьи Жуковой получить под свой Гараж место лучше нынешнего, в Парке Горького. Ну и так далее.
Еще один из авторов нынешней экспозиции, Тарас Поляков, считает:
Цель новых Геростратов — создать примитивный аналог «Центра Помпиду»: развесить в пространстве музея, освобождённого от уникальных музейных инсталляций, основой которых являются мемориальные предметы, картинки на тему «русский футуризм». Ничего нового они не могут придумать. О таком музее мечтали те, кто до сих пор сохраняет ненависть к нынешней экспозиции. Противники музея мечтали об этом двадцать лет.
Интересно также мнение беззвестной словоохотливой служительницы в одном из залов, которая считает: Капков (глава Департамента культуры) сказал: кто такой Маяковский? Зачем ему такой большой музей? По данным смотрительницы, Капков сравнительно недавно был в музее вместе с Ксенией Собчак, которая надела очки, чтобы остаться неузнанной, но ее все равно признали.
В общем, версий немало. Мне же кажется, что независимо от того, какая из них верна, дело все-таки в том, что наступают времена, когда память о некоторых периодах прошлого... ну скажем так: неуместна. Лучше от нее избавиться под благовидным предлогом.
Поэтому я не верю в благополучную судьбу музея Маяковского. Спешите видеть, пока цел.

Постскриптум. После первого визита в музей я не выдержала и все-таки сходила еще раз, с фотоаппаратом. Результаты отражены здесь: Музей Маяковского. Вверх и Музей Маяковского. Вниз
Tags: social life
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments