May 21st, 2018

Marianne Brandt. Lamp 756.




s for me, I find this lamp's shape totally perfect. PS. Just because Marianna Brandt was a student of Vasiliy Kandinsky (and who knows what would happen with well-known Bauhaus without Mr. Kandinsky and Mr. Lissitsky). In spite of her real teacher was Hungarian Master Lazslo Moholy Nagy.

Молодой Годар (Le Redoutable), 2017






Первый раз после The Dreamers Бертолуччи мне приятно смотреть на молодого Луи Гарреля (которого я воспринимала только у Бертолуччи и более нигде).
Безупречное попадание в образ. Он знает,КОГО он играети КАК его играть, знает эпоху (конечно, когда Такой папа, такой кинодебют (фактически, а так 3я его роль) у Такого режиссера,  и гены не деть никуда),  здесь Гаррель не похож на себя вечного, начиная с Бертолуччи, здесь он Жан-Люк,  не Луи.
Вторая жена Годара Анна Вяземски, наполовину русская аристократка-наполовину француженка – внучка нобелевского лауреата, писателя Франсуа Мориака (хотя с Анной Кариной никто не сравнится!) в лице Стейси Мартин – очень мила, хотя играть ей особо (особенно после Фон Триера!) ничего не надо, просто ходи-туда сюда и изображай музу маэстро. Но смотреть на нее очень приятно, она милая, и в ней живет и мысль, и эмоция .
Май 1968 года, студенческие волнения, Париж под красными знаменами и цитатники Мао, портреты Сталина, Геварры, маршала Линь Бяо, Троцкого и Кастро повсюду, мятущаяся душа классика французского неореализма - от маоизма «Китаянки» до «Группы Дзиги Вертова». Несдержанный, нервный, неуверенный в себе, желающий того мира и того кинематографа, которого не может быть, жаждущий, чтобы люди говорили его языком и чувствовали так же остро, как и он сам, не терпящий фальши и формализма, ненавидящего буржуазные ценности и проповедующий идеи революции (не имея о ней ни малейшего представления, ибо сам до мозга костей из буржуазной среды, плоть от плоти ея).
Прекрасный, удивительный режиссер, изменивший киномир и давший ему новый киноязык, но весьма трудный для тех, кто его любит, человек. Смурной, злой, полный раздирающих его противоречий, едкой иронии, сарказма, теряющий трижды очки в пылу революционного гнева, не готовый смириться с тем, что Анн его разлюбила (посему и снотворное)...
Таким увидел его Мишель Хазанавичус (по написанной Анной Вяземски книге), и мне нравится его видение, даже если Гаррель слишком утрировал образ маэстро.
PS. Как мне не нравилась в «Артисте» Беренис Бежо, жена режиссёра Х., также не нравится она мне и в «Годаре». Дура лупоглазая. И да, я в восторге от цитат и оммажей в сторону маэстро и от черно-белых любовных сцен, в точности повторенных Х. вслед за Мастером.
Tags: