Нашла.

Примерно так же он играл Генрика Ибсена, "Нору", ему даже вставать не обязательно. Он бог, конечно.
Макки и Данкан прекрасны, ни разу не видела их на сцене.
Кстати, они в Англии очень много ставят Харольда Пинтера

Н.С.

Н.С. великий, неподражаемый, прекрасный всегда и во всем. День рождения сегодня. PS. Это фото- просто одно из напоминаний о том, что он один из немногих, кто встал на защиту "раненого льва" Сергея Федоровича, когда на том памятном V c'езде Союза кинематографистов рвали на куски другие "заслуженные и народные", которые до этого заглядывали в глаза и раболепно полуприседали, когда мэтр был на троне. Порода и плебейство душевное вещи несовместные, хоть тресни.

Dark Harbour (1998)

Dark Harbour (1998) Впервые посмотрела как раз в конце 90х, ни особо зная ни про Рикмана, ни про Ридуса. С тех пор про обоих знаю много и очень люблю. Фильм завораживающе прекрасен, а как детектив с весьма ( для кого-то, не для меня) шокирующим финалом просто выше любых похвал. Недавно пересмотрела несколько раз, но так и до конца не поняла, как же они так все спланировали, чтобы от жены Рикмана так хитро избавиться. И ещё не очень поняла, кто из них двоих богат, а кто просто при нем состоит ( хотя Рикман в финале ей все в лицо выдает и говорит, что она дворняжка, нет у дворняжек дома, хотя весь фильм она поет про свои привилегированные колледжи и постоянные путешествия с детства по странам и континентам). Беда в том, что с одной стороны тётку вроде и жалко, а с другой - как можно кого-то жалеть когда на другой чаше весов Алан Сидни Рикман с его убийственной сексуальностью, его голосом и интонацией, его пластикой и фантастической игрой, а с другой - Норман Ридус, который играет и целуется тут как бог ( хотя где-то прочла версию, что он тут скорее ангел смерти, а не любовник красивого Рикмана, что-то типа молодого Харона в черном худи:).. Отличный, тонкий, талантливый в каждой детали фильм, очень психологически выверенный, очень чувственный, сейчас таких и быть не может. И Алан Сидни Патрик уже 5 лет! как по ту сторону. Дай бог хоть Ридусу сил и здоровья, хотя он довольно потрёпанный уже. Ещё один страшно талантливый и совершенно недореализованные актер из 90х.

Collapse )

Mr.Carlin

Just in my own words. Unforgettable Mr.George Carlin


I often warn people: People are wonderful. I love individuals. I hate groups of people. I hate a group of people with a 'common purpose'. 'Cause pretty soon they have little hats. And armbands. And fight songs. And a list of people they're going to visit at 3am. So, I dislike and despise groups of people but I love individuals. Every person you look at; you can see the universe in their eyes, if you're really looking


"Somewhere along the way, someone is going to tell you, 'There is no "I" in team.' What you should tell them is, 'Maybe not. But there is an "I" in independence, individuality and integrity.

Володечка абсолютно гениален всё-таки. Во всем. Всегда.

Видела английский перевод. Даже и рядом встать не может


Послушайте!

 Ведь, если звезды зажигают — 

значит — это кому-нибудь нужно? 

Значит — кто-то хочет, чтобы они были? 

Значит — кто-то называет эти плевочки жемчужиной? 

И, надрываясь в метелях полуденной пыли,

 врывается к богу, боится, что опоздал, 

плачет, целует ему жилистую руку, 

просит — чтоб обязательно была звезда! — 

клянется — не перенесет эту беззвездную муку!

А после ходит тревожный, но спокойный наружно. 

Говорит кому-то: «Ведь теперь тебе ничего? Не страшно? Да?!» 

Послушайте!

 Ведь, если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно?

 Значит — это необходимо, 

чтобы каждый вечер над крышами 

загоралась хоть одна звезда?!
1914

ВВМ.... Одно из самых любимых

Хорошее отношение к лошадям

Били копыта, Пели будто: — Гриб. Грабь. Гроб. Груб.- Ветром опита, льдом обута улица скользила. Лошадь на круп грохнулась, и сразу за зевакой зевака, штаны пришедшие Кузнецким клёшить, сгрудились, смех зазвенел и зазвякал: — Лошадь упала! — Упала лошадь! — Смеялся Кузнецкий. Лишь один я голос свой не вмешивал в вой ему. Подошел и вижу глаза лошадиные… Улица опрокинулась, течет по-своему… Подошел и вижу — За каплищей каплища по морде катится, прячется в шерсти… И какая-то общая звериная тоска плеща вылилась из меня и расплылась в шелесте. «Лошадь, не надо. Лошадь, слушайте — чего вы думаете, что вы их плоше? Деточка, все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь». Может быть, — старая — и не нуждалась в няньке, может быть, и мысль ей моя казалась пошла, только лошадь рванулась, встала на ноги, ржанула и пошла. Хвостом помахивала. Рыжий ребенок. Пришла веселая, стала в стойло. И всё ей казалось — она жеребенок, и стоило жить, и работать стоило.
1918 г.

(no subject)

Молодой отец, 80 г. Фото С.Сухарев. Как же элегантно это все выглядело. Тройка, поза, обувь, вся атмосфера на фото. И это ж не для какого-нибудь GQ постановочное фото, это обычная жизнь. Мне было лет 6, но я все это прекрасно помню. Разумеется, среда определяет, но тем не менее А сейчас, когда уродливые худи бесполые, безграмотные в массе стрижки и окрашивание от недоучек криворуких- стилистов/барберов с тремя классами вместо Мастеров, небритые щеки как норма жизни, неумение носить даже какой-нибудь среднего качества хотя бы casual твидовый пиджак, не говоря уже о тройке или платье с открытой спиной ( разумеется, речь не о ширпотребе), когда требуется совсем иная пластика, осанка, иная подача себя, не говоря уже о лексике ( меня всегда в Англии изумляло, как меняются молодые люди (со старшим поколением в этом смысле и так все в порядке) на семейном воскресном обеде, когда надевают кипельно белую рубашку, галстук, приличную обувь и как меняется у них все: пластика, жесты, совсем иная лексика, когда речь идёт о нескольких поколениях за столом... Что ж мы так быстро сдулись, все ж было у нас, включая манеры, ещё в середине 80х, а каких-то то жалких 35 лет спустя вперёд в деградацию. Грустно это.

Леже

Люблю Фернана Леже. Очень яркий художник, необычная личность. Член французской компартии. Дружил с Корбюзье, работал с великой Александрой Экстер, делал декорации для постановок Сержа Лифаря,был женат на Надежде Ходасевич-Леже ( двоюродной сестре поэта, она тоже была прекрасной художницей), которая потом активно пропагандировала его в Союзе и дружила с министром культуры Фурцевой, Лилей Брик и Любовью Орловой. Удивительные люди, жуткое, но такое наполненное талантами время!